,,

…Зло войны и благо мира до такой степени известны людям, что с тех пор, как мы знаем людей, самым лучшим пожеланием было приветствие «мир вам».

Толстой Л. Н.

Поиск

Где прятался Ленин от фашистов?

Летом 1941 года Москва находилась на военном положении. Участившиеся налеты немецких бомбардировщиков вынудили советское правительство эвакуировать из столицы наиболее ценные архивы, экспонаты музеев и предметы культуры. Особо дорогим объектом, подлежащим немедленному вывозу, безусловно, считалась мумия В.И. Ленина.

   Вождь мирового пролетариата в виде живого человека прожил 54 года. И он же в виде мумии пережил себя почти в два раза. Сами знаете, что стало с его делом, но его тело пережило и человека, и его революционные идеи. За эти годы мумия успела полежать в четырех мавзолеях. О пребывании мумии Ленина в четвертом мавзолее, в котором она провела 3 года и 9 месяцев (1360 дней), мы и расскажем в этой статье.

Подготовка к выносу «знамени»

В первый же день войны комендант Кремля генерал-майор Николай Спиридонов ввел на его территории чрезвычайное положение. Человек, несший персональную ответственность за сохранение мумии Ильича, считал, что ее необходимо перенести из мавзолея в убежище, специально подготовленное для мумии до войны. Однако первые же дни войны изменили этот план.
      К концу вторых суток войны, услышав вой сирен воздушной тревоги, защитники Кремля заняли боевые посты у зенитных пулеметов, прикрывая воздушные подступы к резиденции правительства и мавзолею. Но вскоре выяснилось, что произошла ошибка: советские бомбардировщики, возвращаясь с боевого задания, потеряли ориентировку и появились над Москвой. Их приняли за вражеские.
     «Я сделал вывод, — вспоминал Николай Спиридонов, — что в связи с неизбежными налетами фашистской авиации, а также быстрым продвижением врага сохранить тело Ленина в Москве даже в специальном убежище не удастся. И возбудил вопрос об эвакуации…» Политбюро в этот момент, пожалуй, состояние мумии заботило больше, чем жизни солдат, которые в эти дни тысячами гибли на фронте. 26 июня предложение было рассмотрено на заседании Политбюро ЦК ВКП(б). 
     «Я изложил свои соображения и высказался за эвакуацию тела Владимира Ильича в Тюмень. На вопрос Сталина, почему туда, ответил: «Малонаселенный, тыловой город. Нет промышленных и военных объектов. Не привлекает внимания немецкой авиации». Кто-то рекомендовал Свердловск. Но я сказал, что это крупный индустриальный город, и вполне вероятно, что фашистские летчики будут пытаться бомбить его. Одобрили Тюмень».
     В Кремль вызвали профессора Бориса Збарского, возглавлявшего группу медиков-бальзаминаторов. Члены правительства сообщили ему о принятом решении и спросили, что им нужно для такого рейса. Борис Збарский, понимавший всю сложность переезда, был, по его словам, ошеломлен и потрясен. Ведь 17 лет работа ученых протекала на одном месте, и вдруг впереди дорожная тряска, разная погода, разная температура, и так более полутора тысяч километров!
     Члены правительства сурово сказали, что решение окончательное, пересмотру не подлежит. Собравшись с мыслями, опешивший профессор попросил оборудовать вагон установками для обеспечения микроклимата и амортизаторами для уменьшения вибрации вагона. Подумав еще немного, добавил, что нужен также и специальный гроб.
     На сборы потрясенному медику и его бригаде дали сутки; предупредили, что все должно храниться в полном секрете. Были продуманы все детали переезда и продолжения научной работы в эвакуации. Специальный вагон оборудовали установками и приборами, создавшими нужный микроклимат, устранили малейшую тряску. На спецбазе, обслуживавшей членов правительства, был подготовлен поезд особого назначения: паровоз и три вагона.
     Ночью, накануне эвакуации, мавзолей посетил товарищ Сталин. Как вспоминал бывший кремлевский чекист А.Т. Рыбин, Сталин молча постоял у саркофага, и тихо сказал, как бы говоря сам с собой (была, знаете, у товарища такая привычка): «Под знаменем Ленина мы победили в гражданской войне. Под знаменем Ленина мы победим и этого коварного врага». И погрозил кому-то указательным пальцем правой руки. Чекист Рыбин почувствовал, как его гимнастерка прилипла к спина.

Посмертное путешествие Ильича

     Столица СССР находилась на военном положении, ее бомбили. В 1941 году, когда советские солдаты уходили с Красной площади на защиту Москвы от фашистских захватчиков, полки маршировали мимо пустого мавзолея. Тела Ильича в нем уже не было. Поздним вечером 3 июля 1941 года спецпоезд с саркофагом, взводом охраны и медиками покинул столицу.
     Для того,чтобы войти в вагон, где лежала мумия Ильича, нужно было обязательно остановить состав — вход был только снаружи… Впервые, через шесть часов после выезда, Борис Збарский согласился на предложение начальника поезда полковника Лукина остановить поезд. Дали команду. Поезд встал на глухом полустанке. Борис Збарский вошел в ленинский вагон, дрожащими руками проверил действие амортизаторов и установок для нужного микроклимата и убедился, что ничего не нарушено. Таких остановок за всю дорогу было всего три. 
     Охрана на всем пути следования и на месте была возложена на НКВД и НКГБ. Сотрудники НКВД дали команду работникам депо выделить три паровоза марки «ИС» для спецрейса из Тюмени в Свердловск и обратно. Члены комиссии проверили тепловозы, подписали акт об их техническом состоянии — акты осмотра чекисты никогда раньше не подписывали. Первый, дозорный, ехал с охраной на перегон впереди. Второй, основной, вез вагоны, в одном из которых покоился Ильич. Третий, замыкающий, ехал с охраной на перегон сзади. Так делалось всегда при следовании спецпоезда. 
     Как рассказал руководивший спецоперацией по транспортировке мумии сотрудник НКВД Павел Ведерников, мастера-путейцы осмотрели весь 350-километровый участок железной дороги Тюмень-Свердловск, проехав на дрезине с приборами туда и обратно. И недоумевали — такого в их практике еще не было. На всей железной дороге люди были расставлены так, чтобы они могли видеть своих соседей. Для обеспечения безопасности все стрелки были зашиты на костыли и закрыты на замки. Ни один состав не мог въехать на главную магистраль, по которой шел спецпоезд. Это исключало даже малейшую возможность случайного столкновения или аварии.
     Когда спецпоезд вышел из Свердловска, сотрудники НКВД не покидали диспетчерскую, контролируя его продвижение. В одном вагоне покоилась мумия Ильича в деревянном ящике, в других — ехали взвод охраны, медики, техники, не терявшие времени даром и срочно разрабатывавшие проект нового саркофага, обслуживающий персонал, их семьи. О пункте назначения знали только двое: Борис Збарский и начальник поезда полковник К.П. Лукин. В ленинском вагоне несли караул красноармейцы Г.Игнатов, П.Гапоненко, Д.Коняхин, Н.Махов, А.Саввинов и другие. Их ставили на пост разводящие младшие сержанты Н.Корнуков и В.Жерин. Часовые сменялись каждые два часа.
     Литерный поезд с мумией Ленина и сотрудниками спецлаборатории во главе с профессором Борисом Збарским прибыл в Тюмень утром 7 июля 1941 года. С последнего перегона они вышли на перрон станции Тюмень, огражденный металлическим забором. У каждого вагона подошедшего спецпоезда стоял караул.
     По воспоминаниям Дмитрия Купцова, который в 1940-1943 годах возглавлял Тюменский горком ВКП(б) и горотдел НКВД, спецпоезд стоял в безлюдном тупике. Вдоль вагонов ходили несколько военных в форме погранвойск — охрана. «Я, председатель горисполкома Загриняев и начальник городского отдела КГБ Козов поднялись в салон-вагон. Нас встретил красивый, элегантный мужчина в штатском. Представился: «Профессор Збарский». «Прошу ознакомиться, — сказал Збарский и показал решение Политбюро ЦК партии за подписью Молотова об эвакуации тела Ленина в Тюмень. И сразу предупредил: знать об этом должны только три человека — я, Загриняев и Козов. «Товарищ Збарский, и Ленин… с вами? — спросил Дмитрий Купцов. «Конечно, — ответил он, — в спецвагоне…»
     Помощником Сталина Поскребышевым Дмитрий Купцов был предупрежден о прибытии в город спецпоезда с важным объектом за неделю, но только в вагоне прибывшего поезда ему сообщили о том, кому он должен дать угол. 

Четвертый мавзолей Ленина

     Первым пристанищем тела Ильича был временный деревянный мавзолей, открытый 27 января 1924 года. Через два месяца началось строительство нового деревянного Мавзолея, которое продлилось с марта по август 1924 года. В 1930 году был открыт каменный по проекту А.В.Щусева. Тюменский приют, таким образом, стал четвертым выездным мавзолеем. 
     В поисках подходящего помещения незваные гости из Москвы осмотрели два санатория близ Тюмени, но они не подошли по разным причинам. Тогда Дмитрий Купцов предложил посмотреть сельскохозяйственный техникум в центре города. Массивное двухэтажное здание окружала чугунно-кирпичная ограда, которая изолировала его от соседних домов. Осмотрели все этажи, классы. «Смотрю, — вспоминал Дмитрий Купцов, — Збарский повеселел. Решили занять здание сельхозтехникума, намеченное по мобилизационному плану под госпиталь». 
     Ночью четыре чекиста вынесли на плечах деревянный ящик с саркофагом, загрузили его в кузов грузовой машины. Сопровождаемая охраной, она проехала с вокзала на улицу Республики и остановилась у здания бывшего реального училища. В нем когда-то учились писатель Пришвин и революционер Красин, по иронии судьбы наблюдавший за бальзамированием тела Ленина в 1924 году.
     Одна из комнаток в левом крыле второго этажа стала «траурным залом». Так Ильич поступил в сельскохозяйственный техникум – правда, уже в виде мумии.
При входе у дверей комнаты был поставлен государственный пост N1. Для подержания микроклимата, чтобы избежать перегрева воздуха солнечными лучами, бойцы заложили окна кирпичами, поштукатурили их и покрасили. В смежных комнатах разместили прибывшее через несколько дней техническое оборудование. Идя на пост, бойцы печатали шаг по паркету здания. Половицы жалобно скрипели под сапогами, но днем охранники иначе ходить не могли, лишь ночью им позволяли ступать потише.
     Внутренний караул несла комендатура Кремля. Внешняя охрана была поручена тюменскому городскому отделу НКВД. Научные сотрудники и охрана жили в этом же здании. Так двухэтажное здание сельхозтехникума на улице Республики, 7 вместо госпиталя для раненых превратилось в пост № 1. Для партии здоровье раненых бойцов было менее важным, чем сохранение мумии Ленина. 
     В областном краеведческом музее хранится макет саркофага, изготовленного неизвестным тюменским мастером по проекту группы техников. Ни имя народного самородка, ни его творение до наших дней не дожили. Мумию поместили в эту ванну. Тюменцы стороной обходили засекреченное здание и говорили о нем только шепотом на кухнях, ведь это была строжайшая государственная тайна. Кроме узкого круга лиц, приближенного к партии и НКВД, мало кто знал о том, что находится в здании. 
     Случалось, медики сталкивались с неожиданными трудностями. «Когда нам нужна была дистиллированная вода, оказалось, что ее нет, и привезти ее нам были вынуждены на специальном самолете из Омска», — рассказал Илья Збарский. На фронтах гибли сотни тысяч солдат, а мумия Ильича хранилось со всеми удобствами и находилось под охраной 40 солдат НКВД.

Черная плесень на теле красного вождя

     «Помню, что когда впервые коснулся тела Ленина, я почувствовал некоторое отвращение. Я стоял не просто перед трупом. Это была фигура священная и боготворимая всеми», — рассказывал академик Илья Збарский. 
     Первоначально ученые делали скромные прогнозы относительно перспектив сохранения мумии: когда было произведено первое бальзамирование, речь шла о 20-30-ти годах. Тем не менее, вплоть до начала 40-х считалось, что бальзамирование тела Ленина в 1924 году было проведено блестяще. Это засвидетельствовано, в частности, в Акте специальной экспертной комиссии по осмотру и приему тела Ленина после бальзамирования, выполненного профессором Владимиром Воробьевым. 
     Тогда все мягкие ткани покойного вождя равномерно были пропитаны бальзамическими и консервирующими веществами при помощи системы поверхностных и глубоких сообщающихся между собой разрезов. Тело бальзамировали с применением формалина, уксусно-кислого калия и глицерина. С помощью специального вещества, точный состав которого держится в тайне, были обработаны кожные покровы и ткани. В результате чего они приобрели эластичность и цвет, близкий к телесному. 
     Каждые десять дней Борис Збарский докладывал товарищу Сталину о состоянии мумии. В 1942 году профессор с ужасом обнаружил, что методика дала сбои – на кожных покровах мумии Ленина появилась черная плесень. Об этом сразу доложили Сталину, тот в свою очередь приказал принять все меры по восстановлению тела. 
     «Мы знали, как бороться с зеленой и белой плесенью, но та плесень была черная и мы не знали, что с ней делать», — рассказывает Илья Збарский. «Не открывая их происхождения, мы послали образцы в Институт микробиологии. Нам ответили, что избавиться от плесени можно лишь, если ее сжечь или обработать серной кислотой. В результате нам удалось уничтожить черные пятна нашими собственными методами по дезинфекции».
     Борис Збарский и сотрудники его лаборатории все-таки смогли спасти мумию Ильича от разрушения. Скорее всего, совершить чудо им помог страх и понимание того, что с ними неизбежно произойдет, если мумия будет испорчена. 29 ноября 1943 года правительственная комиссия под руководством министра здравоохранения СССР Г. А. Митерева засвидетельствовала, что Ленин снова – словно живее всех живых.
     Сокращенный доклад профессора Збарского о работе по сохранению мумии Ильича хранится в Центральном государственном архиве. Вот выдержка из этого исторического документа:

«…Здесь, в Тюмени, мною с сотрудниками проведена систематическая работа по устранению дефектов, накопившихся за долгое время: 
1. Путем локальной обработки растворами уксусной кислоты и перекиси водорода мы постепенно удалили большинство пятен, имевшихся на разных частях тела. 
2. Веки глаз были сомкнуты. 
3. В места появившихся углублений и изменений на руках и других частях тела была инъецирована составленная нами смесь для замены гидролизовавшихся жировых веществ. Предварительно, для определения точных границ и объема инъекции, мы накладывали на это место массу (подкрашенный сплав воска с парафином) и производили фотографирование. Меняя границы и объемы этих накладок, мы сравнивали фотографии с прижизненными и по смертными снимками с лица Владимира Ильича. Только после этого осторожно производили инъекции; в результате сходство значительно улучшилось.
4. Тело было проведено через ряд ванн с бальзамическими жидкостями, в которых постепенно повышалась концентрация растворенных веществ (глицерин, уксуснокислый калий) до полного пропитывания тканей. Предварительными экспериментами нам удалось найти наиболее удачную рецептуру этих веществ с точки зрения испарения. При этой концентрации почти не происходит испарения и уменьшения веса при обычной температуре. Тело в настоящее время пропитано этим составом, вследствие чего надо думать, что в дальнейшем подсыхание будет происходить крайне медленно.
5. В результате инъекций массы и пропитки бальзамирующей жидкостью вес тела восстановлен. 
Вес тела В.И. Ленина: 5 ноября 1938 г. – 53,00 кг. 3 марта 1940 г. – 50,20 кг. 3 января 1942 г. – 51,27 кг. 19 апреля 1942 г. – 52,45 кг. 24 ноября 1943 г. – 53,95 кг. 
6. Мумификация пяток устранена, и форма пальцев стопы и пяток полностью восстановлена. 
7. Испытаны десятки комбинаций светофильтров и найдены подходящие тона для освещения на макете нового саркофага. 
8. Работа в течение более двух с половиной лет пребывания в Тюмени представляет собой, в сущности, полное перебальзамирование тела Ленина с устранением почти всех дефектов, имевшихся к моменту прибытия тела в г. Тюмень. 
Здесь, в Тюмени, проведена была важная работа по обучению моих ассистентов всем манипуляциям, необходимым для успешного сохранения тела Ленина. В последний год к работе привлечены новые сотрудники: профессора М.А. Барон, Д.Н. Выропаев, Б.И. Лаврентьев, А.Н. Шабанов». 
     В 1944 году за работу по избавлению мумии красного вождя от черной плесени Борис Збарский получил Государственную премию из рук товарища Сталина, а через год стал Героем Социалистического Труда. 

Верховный жрец погребального культа

     В тюменской прессе часто писали о Борисе Збарском как о замечательном ученом и просто учителе математики тюменских ребятишек. Но человек этот был не таким простым, каким казался. Профессор Борис Збарский единственный из всего персонала московского Кремля обладал пропуском, позволявшим ему беспрепятственно посещать Мавзолей круглосуточно. В биографической повести Александра Штейна «И не только о нем» (М., 1990), посвященной жизненному пути бальзамировщика тела Ленина, есть и другие интересные факты. 
     Еще юношей-гимназистом Борис Збарский попал в террористическую организацию социал-революционеров. На деньги соратников он снимал явочную конспиративную квартиру и возглавлял один из массовых пунктов по заброске в Россию нелегальной литературы. В обязанности Бориса Збарского входил прием и рассылка революционных брошюр по разным губерниям. Впрочем, вряд ли его брошюры доходили тогда до Тюмени.
     Получив «волчий билет» за революционную деятельность и не имея средств к существованию, Борис Збарский уехал в Швейцарию и поступил в университет Женевы. Ни Ленин, в то время еще в живом виде, находившийся в Швейцарии в это время, ни прочие революционеры — никто из них не мог тогда указать источники финансирования. Защитив диплом, накануне Первой мировой войны Борис Збарский вернулся в Россию и организовал производство формалина для нужд армии. В 1924 году Борис Збарский стал членом одной из постоянных комиссий представительства СССР в Лиге Наций, что дало ему возможность снова посещать Женеву. 
     В своих воспоминаниях профессор отмечает, что, начиная с 30-х годов, над ним сгущались тучи и чувствовалась напряженная атмосфера. После войны Сталин ни разу не посетил траурный зал, хотя по торжественным дням всегда взбирался на трибуну Мавзолея. И всякий раз Збарский ждал, что живой вождь почтит вниманием тело вождя мертвого. И вдруг заслуженного советского ученого, отмеченного высшими наградами государства, в конце 1952 года арестовали. Збарского освободили после смерти Сталина, вернув все документы и блокноты, кроме портрета Феликса Дзержинского с дарственной надписью, подаренного в связи с удачным бальзамированием тела Ленина. 
     В неоднократно переизданной книге «Мавзолей Ленина» Борис Збарский в одной из глав, посвященной истории бальзамирования, с гордостью пишет: «У египтян, финикиян бальзамированием занимались особые люди, составлявшие касту и державшие в секрете свои способы бальзамирования». Естественно, автор подразумевал, что к этой древнейшей касте, тщательно оберегавшей таинства, относится и он сам — верховный жрец погребального культа красного фараона. 
     Юрий Лопухин писал, что Борис Збарский — «блестящий организатор, отлично ориентировавшийся в советской и партийной иерархии». В созданном по проекту А.В.Щусева каменном Мавзолее 1930 года, благодаря именно его инициативе было организовано все внутреннее убранство: саркофаг, оформление зала, освещение, температура, влажность. Таким образом, не только технические, но и культовые вопросы были сосредоточены в его руках.

Возвращение Ильича домой

     Три года и девять месяцев мумия Ильича хранилась в четвертом мавзолее. Зимой 1944 года в Тюмень приехала правительственная комиссия. В связи с 20-летием со дня кончины Ленина она должна была дать заключение о состоянии мумии и возможности ее дальнейшего сохранения, а также ответить на ряд медицинских вопросов, возникших у желавшего поскорее вернуться в Москву Бориса Збарского. В комиссию входили народный комиссар здравоохранения СССР Г.А. Митерев, академики Н.Н. Бурденко Л.А. Орбели и А.И. Абрикосов.
     В Тюмени гостей встретили представители местных партийных и советских организаций и сотрудники лаборатории. Борис Збарский сделал доклад, подчеркнув желательность возвращения мумии в Москву. Соблюсти все требования в Тюмени становилось, по его словам, все сложнее. Академик Абрикосов хорошо знал тело Ленина – он первым не очень удачно забальзамировал его в январе 1924 года. Он и другие члены правительственной комиссия деловито осмотрели мумию и вынесли вердикт: «Тело Владимира Ильича за двадцать лет не изменилось. Оно хранит светлый облик Владимира Ильича, каким он сохранился в памяти советского народа…»
     Тогда же, по рассказам очевидцев, Борис Збарский раздухарился и предложил комиссии открыть четвертый мавзолей для посещения тюменцами – так сказать, в благодарность за то, что они приютили у себя временно бездомную мумию Ильича. Но его просьбу члены не поддержали.
     В январе 1944 года «за выдающиеся заслуги и большие научные достижения по сохранению тела В.И. Ленина в неизменном виде» ученые, работавшие в Тюмени, были награждены. Профессора Б.И. Збарский и С.Р. Мардашев — орденами Ленина, профессор Р.Д. Синельников и доцент И.Б. Збарский (сын Б.И. Збарского) — Трудового Красного Знамени. Но в Тюмени работали не только медики. Сотрудники лаборатории архитектурного освещения во главе с кандидатом технических наук Н.В. Горбачевым завершили начатое в 1939 году создание нового саркофага и связанной с этим системы освещения. А в 1946 году кандидат технических наук Н.В. Горбачев был удостоен Государственной премии.
     29 марта 1945 года все тот же комендант Кремля генерал Николай Спиридонов издал приказ о возвращении мумии Ильича в Москву. Спецоперацией по транспортировке мумии вновь руководил капитан госбезопасности Павел Ведерников, срочно вызванный в Тюмень из командировки в Прибалтику. 
     И снова были бессонные ночи, осмотры локомотивов и проверка путей, и снова оцеплены вокзал и дорога – мумия Ильича должна путешествовать с наивысшим комфортом. Правда, в этот раз при транспортировке случилось чрезвычайное происшествие. Откуда ни возьмись на закрытый перрон вдруг вылезла пьяная баба с песней. Только и допеть не успела — подхватила ее охрана под руки, увела в КПЗ. Допелась. И допилась.
     16 сентября 1945 года мавзолей в Москве вновь открылся для посетителей. По статистике кандидата исторических наук и автора книги «Мавзолей Ленина» Алексея Абрамова, в тот день здесь побывало свыше 10 тысяч человек. И нелегкая судьба мумии продолжилась. Впереди были десятки покушений на мумию Ленина в Мавзолее. Большинство из них произошло в 1950-60 годах. 
     Вот лишь некоторые из этих случаев. 20 марта 1959 года один из посетителей швырнул в саркофаг молоток. 14 июля 1960 года мужчина прыгнул на барьер и ударом ноги разбил стекло саркофага. 9 сентября 1961 года женщина, проходя мимо саркофага с мумией, плюнула, и произнеся фразу: «На тебе, паскуда!», бросила камень, завернутый в носовой платок, и разбила стекло. В этом случае мумия Ленина даже была немного повреждена, ее немного порезали осколки. После этого случая стекло заменили на пуленепробиваемый пластик.
1 сентября 1973 года покушавшийся взорвал самодельное взрывное устройство, закрепленное на теле. В общем, много еще покушений было. Была даже женщина, которая ухитрилась пронести под пальто ракетницу, заряженную ракетой, и пыталась ею выстрелить в саркофаг. Выходит, в Тюмени в годы войны Ильичу было лежать гораздо спокойней?

Это не тайна, это секрет

     В 1964 году секретарь Тюменского сельского обкома КПСС Борис Щербина обратился в ЦК КПСС с просьбой разрешить установку мемориальной доски на историческом здании и создать кабинет марксизма-ленинизма в той комнате, где лежала мумия. Письмо осталось без ответа.
     Следующее письмо, уже на имя Михаила Горбачева, написал в 1986 году пенсионер Дмитрий Купцов, который в 1940-1943 годах возглавлял Тюменский горком ВКП(б). Просил Дмитрий Купцов то же самое, что и Борис Щербина. Горбачев дал указание председателю КГБ Виктору Чебрикову и секретарю ЦК Александру Яковлеву «всесторонне продумать вопросы, которые возникают в связи с эвакуацией из Москвы тела В.И. Ленина». 
     Через три недели на бланке КГБ пришел ответ за двумя подписями. «О факте эвакуации тела В.И. Ленина и месте его нахождения в годы ВОВ неоднократно писалось в открытой печати. Учитывая, что работы, связанные с работой ученых по сохранению тела В.И. Ленина и его охраны, не подлежат опубликованию, готовить специальный документ о деятельности Мавзолея в Тюмени, очевидно, нецелесообразно. После нахождения тела В.И. Ленина в г. Тюмени прошло более 40 лет. Каких-либо экспонатов, вещественных и документальных подтверждений об этом периоде, кроме материалов секретного характера, ни в Москве, ни в Тюмени не сохранилось. Поэтому создавать, как предлагается в письме т. Купцова Д.С. «комнату Ленинианы» практически невозможно».
     Сейчас в здании четвертого мавзолея — сельскохозяйственная академия. В конце 80-х годов прошлого века на ее стене все-таки установили мемориальную доску с надписью, что в годы войны здесь находилось тело Ленина. В бывшем «траурном зале» студенты и преподаватели оборудовали Ленинскую комнату. 

Использованы книги А.Абрамова «Мавзолей Ленина», А.Штейна «И не только о нем», Б.Збарского «Мавзолей Ленина», «Мумия Ленина» В.Авдеева, статьи «Удивительная история мумии В.И.Ленина» Д. Утрилья, «Телу Ленина – все нипочем» Б.Алексеева, «Военная тайна Ильича» Н.Чистосердовой, «Ленин в техникуме» М.Гохмана и А.Новикова и других авторов. 

© Сергей КУЗНЕЦОВ

Источник

Комментарии

Сходное

Окровавленный Ош.

Город Ош, находящийся в составе Киргизии, неоднократно становился центром конфликтов в Средней Азии. Их основная причина — национальная, поскольку большинство населения в Оше — этнические уз...

«Отсюда я буду управлять войной!»

Ко Второй Мировой войне готовились загодя. Гитлер и Сталин зарывали под землю свои ставки еще с середины 30-х годов. Не отставал от них и Уинстон Черчилль. В 1938 году в самом центре Лондона (под здан...

Армия мертвецов: за и против

Белые ходоки, Плеть Нежити и «чмошная скелетная пехота» Итак, вы — начинающий полководец с большими амбициями и скромными средствами. Хорошая армия обходится дорого, со сна...
© 2014 Блог о ВОЙНЕ. Все права защищены.