,,

…Зло войны и благо мира до такой степени известны людям, что с тех пор, как мы знаем людей, самым лучшим пожеланием было приветствие «мир вам».

Толстой Л. Н.

Поиск

Побег из Кандагара.

 

 Ил-76 казанской авиакомпании «Аэростан» готовился к вылету в Афганистан. Маршрут знакомый и привычный, два рейса уже позади, оставался третий, последний. В ящиках патроны для автомата Калашникова. Всего на борт было загружено около 30-ти тонн боеприпасов. Груз нужно было доставить в Кабул для афганского правительства.

Все было вполне легально и законно. Но когда Ил-76 пролетал над Кандагаром, радист получил с земли приказ зайти на посадку, в хвост к самолету пристроился истребитель талибов.

«На связь выходит летчик истребителя, с которым мы там познакомились в период прежних полетов в Кандагар. Спрашивает: Володя, это ты? – Я – Борт истребитель, сзади, МИГ-21, двести метров сзади справа видишь? – Не вижу – Значит выполняйте разворот, заходите на посадку – это приказ» — Командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов

В районе пустыни Рекистан произошел перехват самолета. Экипаж попытался обмануть талибов – самолет стал кружить над аэродромом в надежде, что у истребителя закончится топливо. Но этот маневр заметили и летчики вынуждены были пойти на посадку. Экипаж тогда не мог предположить, что они проведут в Кандагаре год и тринадцать дней.

Так началась первая громкая рекламная компания Талибана, о котором тогда было мало что известно. Семь летчиков из Казани стали заложниками у талибов. Экипаж поместили в пристройку к дому губернатора Кандагара, который был расположен в пятидесяти километрах от аэродрома, выставили круглосуточную вооруженную охрану.

В плену семеро российских летчиков провели немногим более года. Кормили плохо, пленники изнывали от жажды и испепеляющего зноя. В любую минуту они ждали расправы: все-таки перевозили запрещенные снаряды для противников талибов. Вдобавок, летчики не замечали серьезной активности со стороны официальных представителей их родины по вызволению пилотов из плена. Между тем, пленников все настойчивее склоняли к переходу в ислам, что в свою очередь, должно было означать бесперспективность планов по освобождению.

Из дневника капитана экипажа Владимира Шарпатова:

«Стены белые, крутые,

А в зените солнца диск.

Здесь законы все иные:

Ходят рядом смерть и риск.

Гул родного самолета

Снится, снится по ночам…

Три месяца как мы из дома и 40 дней как здесь. На обед сегодня один тростник. Осталось только пять ящиков воды. На таком „топливе“ через пару недель, наверное, не сможем передвигаться. С утра пришел старый проповедник, который хотел выучить нас Корану и сделать из нас мусульман. Взамен обещал походатайствовать о нашем освобождении. Я высказал свое сомнение…»

«Приснилось, что лежу в гробу. Покойница тетя Нюра оббила его темно-синим бархатом. Не заколочена только доска у головы. Мимо проходят какие-то люди, одни с безразличием, другие неодобрительно покачивают головами. Я прикинулся мертвым и думаю: хорошо, что сделал гроб про запас… Проснулся. У нас все беспросветно. Хочется однажды не проснуться…

В 4 ночи стало плохо Саше Здору. Боль в животе. Всего трясет. Я — часовому: „Быстро доктора!“ Тот не пошевельнулся. Да и какой тут доктор? Вообще все сильно сдали. У Рязанова — сердце. У меня началась желтуха. Бессонница. Пытаюсь не показывать вида. Но как?».

В качестве условия освобождения гостей, иначе талибы пленных летчиков не называли, Москве предлагалось освободить 6000 афганцев и официально заявить о невмешательстве в афганские дела. Это был лишь предлог. На самом деле одного – чтобы с ними вступили в контакт на высоком государственном уровне.

Переговоры приобретали политическую окраску. Было видно, что Талибан действует по чьей-то подсказке. Но летчикам повезло – в какой-то момент талибы стали проявлять интерес к захваченному самолету.

«Они нас познакомили с русскоговорящим командиром Як-40 якобы. Он нас попросил запустить двигатель на Ил-76, на что мы категорически отказались и сказали что прежде чем запускать нужно во-первых два-три месяца осмотровые работы сделать, а во-вторых запускать нужно только в составе экипажа.» — Ведущий инженер Виктор Петрович Рязанов.

Пленникам было позволено регулярно проводить техобслуживание захваченного самолета, который все это время стоял заправленным в кандагарском аэропорту (были у талибов виды на Ил-76). Очередное техобслуживание самолета пленные летчики должны были провести в пятницу. Этот день считается у мусульман выходным. В связи с этим на аэродром летчики приехали без обычной для подобного случая многочисленной охраны.

Но за работой летчиков наблюдало порядка 15-20 талибов из службы охраны аэродрома. Дождавшись, когда наблюдатели отправятся на обед, летчики поднялись на борт самолета. Вместе с ними в салон Ил-76 вошли и трое охранников. Командир корабля попытался запустить двигатели. Удалось это только с третьей попытки. Убедившись, что действия экипажа не вызывают у охраны никаких подозрений, командир приказал бортинженеру закрыть «рампу» (грузовой трап, расположенный в хвостовой части самолета) и вырулил на взлетную полосу, которой катастрофически не хватало (была перегорожена почти на середине грузовыми машинами). Самолет долго не мог набрать скорость и оторвался от земли буквально с последней плиты взлетной полосы.

«Часть охранников ушла и на борту осталось трое. Мы попробовали запустить двигатели. И на наше счастье они запустились. Один или два двигателя были запущены и от этих двигателей мы запустили остальные.»  —Ведущий инженер  Сергей Борисович Бутузов.

Остальные двигатели пришлось запускать на ходу, Ил-76 начал разбегаться прямо с рулежки, рискуя оказаться на минном поле.

«Мы несемся слева от нас едут две машины, и в момент когда пересекали центральную рулежку, они уже под крылом у нас были. На полсекунды, буквально, их опередили.»
 — Командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов

На перехват самолета -беглеца вылетел истребитель талибов. Но летчики совершили маневр и обманули пилота – вместо того, чтобы взять курс на Россию, экипаж решил уходить в сторону Арабских Эмиратов.

Когда подлетали к границе, один из охранников дослал патрон в патронник автомата и пригрозил, что откроет огонь. Тогда Шарпатов резко направил самолет к земле, охранники упали на пол, а летчики отобрали у них оружие и связали. До иранской границы некоторое время самолет был вынужден лететь на предельно низкой высоте (50-100 метров) для того, чтобы Ил-76 не смогли запеленговать локаторы талибов. К тому же на такой высоте практически невозможно атаковать самолет ракетами. При этом, правда, самолет вполне мог врезаться в сопки. Единственное, что выдавало самолет – песчаный вихрь из под брюха.

«Я  думаю, если нас казнят, и наши тела хоть как-то удастся переправить на родину, меня хоть по моей бороде опознают. Дал зарок – не сбрею бороду, пока не приеду домой. И все-таки меня хоть и с большим трудом, но убедили сбрить бороду, когда мы оказались в Арабских Эмиратах. Занял у штурмана 100 долларов, и меня под охраной повезли к парикмахеру. Нам было запрещено говорить, кто мы такие, потому что разведка ОАЭ опасалась диверсий со стороны талибов. Парикмахер оказался индусом. Он меня как увидел, сразу произнес: «О, Распутин!». Парикмахер не сразу решился сбрить бороду, сострижет немного, я ему говорю: «Еще давай», пока полностью ее не убрал. После того как сбрил мне бороду, сказал, что я похож на Бельмондо, и содрал с меня 73 доллара». — Командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов

 Через 2 часа самолет приземлился в аэропорту Шарджи. Сохранилась видеозапись на которой запечатлен этот момент. Самолет касается посадочной полосы, гасит скорость и выруливает на стоянку. Первыми в самолет ворвались полицейские. 

В реальность этого побега многие тогда не поверили. Более того, появились многочисленные предположения, что Талибан в обмен на определенные услуги тайно договорился с Российскими спецслужбами и дать возможность совершить побег.

После возвращения на родину летчики были представлены к наградам: Шарпатов и Хайруллин стали Героями России. Остальные члены команды удостоены ордена Мужества.

Источник

Комментарии

Сходное

Кавказ на Донбассе

Журнал "Профиль" опубликовал большую статью об участии чеченцев, дагестанцев и осетин в российско-украинской войне 2014 года. Фрагменты: В самолете, на котором мы летим из Москвы, в двух рядах ...

Верден. Самая кровавая битва ХХ века.

Французская крепость Верден и ее окрестности во время Первой мировой войны стали настоящей братской могилой для германской и французской армий, противостоявших в боях на Западном фронте.   Укре...

Два самолета колхозника Головатого.

15 декабря 1942 года начался массовый сбор народных средств на строительство фронтовой авиации. Родился Ферапонт Головатый в селе Сербиновка на Полтавщине. Юношей ушел в Киев на заработки, работал вм...
© 2014 Блог о ВОЙНЕ. Все права защищены.