,,

Военная промышленность в действительности — величайшая опасность для человечества. Она — черная движущая сила, скрытая за повсюду распространяющимся национализмом.
Альберт Эйнштейн

Поиск

Записки Луганского ополченца.

Алексей Иванов

Хочу рассказать о штурме пограничной заставы на квартале Мирный, что на окраине Луганска. В тот день, в 4 утра я стоял возле здания СБУ, когда начали раздаваться взрывы, при чём такой силы, что казалось будто война идёт на соседней улице. Нам сообщили, что штурмуют погранзаставу, и что нам нужно выдвигаться на подкрепление. Часть нашего взвода села в джип, часть (в том числе и я) села в микроавтобус. Квартал Мирный находится от СБУ примерно в 6 — 7 км. Те кто были в джипе — примкнули к основным силам, которые дислоцировались в районе многоэтажек. Мы же залегли в лесополосе, ширина которой не достигала 10 метров. Самое толстое дерево не превышало 20 см. Иногда меняя позицию, приходилось просто лежать в траве. До заставы было расстояние примерно 500 — 600 метров, и между нами было чистое поле. Послышался приказ — огонь. Все 9 человек открыли огонь по окнам двухэтажной казармы. На территории части уже был небольшой пожар. Мы стреляли прицельно одиночными, чтобы экономить боеприпасы. При первой же стрельбе, на четвёртом патроне у меня заклинило затвор. Я его дёргал туда — сюда, но было бесполезно, пришлось разбирать автомат. После того, как я автомат наладил, я понял, что не только мы стреляем, но стреляют и по нам, при чём стреляют снайперы. Как только ты сделаешь несколько выстрелов и заляжешь под тоненькое дерево, как сразу же над твоей головой просвистит две пули (большинство моих товарищей по оружию говорили тоже самое). Я переставил предохранитель на автоматический режим и стал стрелять короткими очередями, при чём из за листвы, что бы себя не светить, свистящих пуль над головой не уменьшилось. Что я чувствовал в тот момент, что дерево толщиной 15 см. никак не защитит меня ни от калашникова,  ни от снайперской винтовки, в мыслях только страх, но страх полезный, без паники, который говорит — не вылезай, выжди. Хотя иногда возникали мысли — скорее бы это всё закончилось (мы провели в бою 7-8 часов под обстрелом снайперов). Один из моих товарищей попросил у меня РПГ, мотивируя тем, что у него огромный опыт по обращению с ним. Нас разделяла грунтовая дорога, я подполз по траве и перекинул гранатомёт через дорогу. Мой товарищ выдернул чеку, поднял прицел, прицелился.

К сожалению прицельная дальность РПГ 250 метров, а казарма пограничников находилась на расстоянии не менее 500. Снаряд упал даже не долетев до забора.
В небе появился самолёт с виду похожий на МИГ-29, он медленно кружил низко над землёй, некоторые бойцы открыли по нему огонь. Из периметра заставы кто то стал прицельно стрелять из ракетницы в сторону лесопосадки, давая таким образом корректировку для бомбардировки самолёта. Я лёжа в камуфляже в траве вспомнил, как один мой друг сказал — как ты воюешь в кроссовках, с такими яркими белыми полосками на них, их же издалека видно? Я лёжа на левом боку, прикрыл правой рукой эти полосы, опасаясь оптики, которая стоит на самолёте. Но самолёт полетал, и исчез. Бой продолжался. Один из наших бойцов крикнул, что он ранен. Его отнесли в микроавтобус, а когда микроавтобус стал выезжать на трассу (которая находится на насыпи высотой не менее 10 метров и деревья не закрывают обзор) 4 пули прошили автомобиль, но к счастью ни водителя, ни раненого не зацепило. Кстати 4 пули также в этот день поймал автомобиль нашего взвода, который приехал на подмогу из командировки по области. В машине было 5 человек, пули попали в основном в крышу и бампер, хотя они ехали на скорости 150 км в час.

С крыши многоэтажки, помимо гранатомётов, использовали обычные ручные гранаты, один талантливый человек, мог их бросать на расстояние более 70 метров. Из подвала стрелял крупнокалиберный пулемёт, как мне рассказывали, оконные рамы вылетали вместе с решётками, а мешки с песком, которыми были забаррикадированы окна разлетались на куски.
Мобильная связь была приглушина, дозвониться можно только с 5 — 10 раза. Небо затянуло тучами, пошёл дождь. Послышался гул самолёта. Даже само присутствие самолёта вызывает страх. Я надеялся, что плохая видимость помешает ему устроить бомбардировку. Вскоре самолёт улетел. Ящики с патронами и гранатомёты у нас закончились, и нам сообщили, что бы мы из зоны обстрела отходили пешком, а в километре нас будет ждать машина. Я отдал свой 20-кратный бинокль бойцам из другого взвода, которые прорывались к своим(позже они сказали, что бинокль им очень помог), и мы стали прорываться к трассе. Трасса как я уже писал раньше находилась на насыпи выше деревьев, и простреливалась снайперами, поэтому нам нужно было перебежать на другую сторону, и спуститься по насыпи на другую сторону дороги. Я предложил стать в одну линию на расстоянии пяти метров друг от друга, и одновременно преодолеть препятствие, потому что если забираться по насыпи в одиночку, то при обнаружении одного из нас, у остальных шансов перебраться не будет. Мы так и сделали, добрались до машины и отправились в своё расположение. Итог — 3 ополченца убиты, множество раненых, так же убитые мирные жители(в основном случайно оказавшиеся в поле поражения). Среди сторонников хунты, так же есть жертвы, но я специально их количеством не интересовался. Застава сдалась только на следующий день, и то, говорят, что офицеры сбежали, а солдатам ничего не оставалось, как сдаться. Так же сказали, что среди пограничников были представители правого сектора.
Как вчера мне сказал один человек — этим штурмом вы взяли не одну погранзаставу, а несколько, так как после штурма на Мирном, другие заставы стали сдаваться без малейшего сопротивления(Должанская, Изварино и т. д.).

В этом бою, я как никогда был близок к смерти. Если я раньше в супермаркете в целях экономии покупал недорогие продукты, то на следующий день, я себе ни в чём не отказывал, так как понял, что могу погибнуть в любой день, и мне сэкономленные деньги не понадобятся.

Хочу сказать о парне из Лисичанска, которого недавно похоронили. Мы с ним были из одного взвода, с первого дня захвата Луганского СБУ. В него в упор выпустили полностью магазин из автомата Калашникова. У него осталось трое детей и ему было не больше 30. Его звали Алексей, по характеру был добродушным человеком, никогда тона не повышал, всегда улыбался. Война не делит людей на хороших или плохих, она убивает и тех, и других.

Источник

Комментарии

Сходное

«Буря в пустыне»: 25 лет спустя

17 января 1991 года в полночь по Гринвичу многонациональные силы под предводительством США вмешались в конфликт Ирака с соседним Кувейтом. Так началась самая масштабная военная операция со времен Вто...

СЛАВЯНСК. СЕМЕНОВКА. ПОБОИЩЕ

Дневник личного корреспондента полевого командира Моторолы. В Донбассе уже идет настоящая полномасштабная война с применением всех видов оружия: штурмовой авиации, бронетехники, тяжелой артиллерии. И...

Не все люди — мерзавцы

Януш Корчак — выдающийся польский педагог, писатель, врач и общественный деятель, который отказался спасти свою жизнь трижды. В первый раз это произошло, когда Януш принял решение не эмигрировать в П...
© 2014 Блог о ВОЙНЕ. Все права защищены.