,,

Военная промышленность в действительности — величайшая опасность для человечества. Она — черная движущая сила, скрытая за повсюду распространяющимся национализмом.
Альберт Эйнштейн

Поиск

«Геринг льет слезы и требует кокаина».

 0_c988d_c1dcff5_xxl

  20 ноября 1945 года, в Нюрнберге начался судебный процесс над бывшими руководителями гитлеровской Германии. Давайте вспомним подробности этого события, которое получило неофициальные названия «суд истории» или «суд над судьями».

До «суда над судьями»

Впервые о международном военном трибунале над нацистами в СССР говорилось еще 14 октября 1942 года. В официальном заявлении советского правительства «Об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы» были, например, такие слова: «Советское правительство одобряет и разделяет выраженное в полученной им коллективной ноте законное стремление обеспечить передачу в руки правосудия и привлечение к ответственности виновных в указанных преступлениях и приведение в исполнение вынесенных приговоров. Советское правительство готово поддержать направленные к этой цели практические мероприятия союзных и дружественных правительств и рассчитывает, что все заинтересованные государства будут оказывать друг другу взаимное содействие в розыске, выдаче, предании суду и суровом наказании гитлеровцев и их сообщников, виновных в организации, поощрении или совершении преступлений на оккупированной территории».

 Однако лидеры США и Великобритании не сразу согласились на юридическое разбирательство.

Так, Уинстон Черчилль предлагал расстреливать главных преступников без суда. Франклин Рузвельт не был против трибунала, но отмечал, что на нем недопустимо присутствие корреспондентов и фотографов.

В конечном итоге все вышло так, как хотел Советский Союз: на лондонской конференции страны-победительницы (Великобритания, СССР, США и Франция) приняли решение о проведении международного суда. На процессе, несмотря на недовольство американского лидера, присутствовало около 240 журналистов.

На международном военном трибунале в немецком городе Нюрнберге представители стран-победительниц судили 24 главных преступников Третьего рейха — за исключением Адольфа Гитлера, Йозефа Геббельса и Генриха Гиммлера, покончивших жизнь самоубийством. Один из подсудимых — Мартин Борман — обвинялся заочно: на тот момент не было известно, что он погиб 2 мая (первая информация об этом появилась лишь в конце 1945 года, останки Бормана были найдены в 1972 году, а окончательное подтверждение по ДНК-экспертизе произошло лишь в 1998 году).

Встать, суд идёт

Главным обвинителем от Советского Союза выступил Роман Руденко, прокурор Украинской ССР. Руденко подчеркивал, что это был первый случай, когда перед судом предстали преступники, завладевшие целым государством и сделавшие само государство орудием своих чудовищных преступлений.

Так получилось, что открытие Нюрнбергского процесса состоялось 20 ноября 1945 года в отсутствие главного обвинителя от СССР.

Руденко, руководитель советской делегации Горшенин и председатель комиссии Вышинский, вылетевшие из Москвы без запаса времени, опоздали, так как самолет из-за плохой погоды приземлился в Праге, откуда советская делегация добиралась до Нюрнберга на машине.

Руденко занял непримиримую позицию по отношению к нацистским преступникам. Вот выдержки из его обвинительной речи: «Для осуществления задуманных ими злодеяний главари фашистского заговора создали систему преступных организаций, которой была посвящена моя речь. Ныне те, кто поставил целью установить господство над миром и истребление народов, с трепетом ждут грядущего приговора суда. Этот приговор должен настичь не только посаженных на скамью подсудимых авторов кровавых фашистских «идей», главных организаторов преступлений гитлеризма. Ваш приговор должен осудить всю преступную систему германского фашизма, ту сложную, широко разветвленную сеть партийных, правительственных, эсэсовских, военных организаций, которые непосредственно претворяли в жизнь злодейские предначертания главных заговорщиков.

На полях битв человечество уже вынесло свой приговор преступному германскому фашизму. В огне величайших в истории человечества боев героической Советской армией и доблестными войсками союзников были не только разгромлены гитлеровские орды, но утверждены высокие и благородные принципы международного сотрудничества, человеческой морали, гуманные правила человеческого общежития.

Обвинение выполнило свой долг перед высоким судом, перед светлой памятью невинных жертв, перед совестью народов, перед своей собственной совестью. Да свершится же над фашистскими палачами суд народов — справедливый и суровый».

Резкое отношение к подсудимым даже вызвало газетную утку, пущенную в западных газетах: будто бы разъяренный Руденко на одном из последних заседаний выхватил револьвер и застрелил Германа Геринга.

По иронии судьбы утка оказалась в какой-то степени пророческой: в 1953 году, будучи генеральным прокурором СССР, Руденко собственноручно застрелил организатора забастовки политзаключенных на шахте №29 в Воркуте.

Нюрнбергский процесс продолжался вплоть до 1 октября 1946 года. За это время между странами-победительницами не раз возникали споры: например, Великобритания и США не хотели давать подсудимым последнего слова, однако советская и французская стороны настояли на обратном.

Нацисты, зная о нарастающем конфликте между Западом и СССР, надеялись, что наступит новая война и о Нюрнбергском процессе все забудут. По этой причине преступники специально тянули время.

«Геринг притворяется сумасшедшим, льет слезы и требует кокаина.»

«Пришла осень в старую Нюрнбергскую тюрьму, — писал советский сатирический журнал «Крокодил». — Поблекли и ушли геринги и риббентропы. Зарубежные газеты, со слов английского офицера, коменданта тюрьмы, рассказывают, как сейчас проводят время эти арестанты. Сильно похудевший Геринг притворяется сумасшедшим, льет слезы и требует кокаина. Риббентроп тоже играет роль психопата, но у него свой репертуар: он прыгает по камере на одной ноге, с чувством исполняет похабные песенки… Близок день, когда все эти человеческие отбросы предстанут перед судом. Да, в этом году в Нюрнберге ожидается небывалая осень».

«Крокодил» также публиковал на своих страницах серию карикатур на судебный процесс. Мастер политической карикатуры Борис Ефимов лично присутствовал в зале суда и делал зарисовки с натуры. «Когда подсудимых не выводят из зала, случалось подойти к самому барьеру, и, стоя в полутора метрах от Геринга, сосредоточенно на него уставиться, — пишет Ефимов о рейхсмаршале Германе Геринге. — Так в террариуме зоопарка вы близко и пристально изучаете шевелящего своими отвратительными кольцами жирного удава, которого, кстати, очень напоминал Геринг своими холодными злыми глазками пресмыкающегося, лягушачьим ртом, скользящими движениями тяжелого туловища».

Трудности перевода

Впервые в истории во время суда был использован синхронный перевод. Советскую делегацию переводчиков возглавил Евгений Гофман. Однако, как потом вспоминала одна из участниц группы переводчиков Татьяна Спутникова, СССР к ситуации был не готов:

«Оказалось, что вначале советская делегация прибыла в Нюрнберг без переводчиков, ибо наши руководящие товарищи были убеждены в том, что в американской зоне американцы возьмут на себя не только решение всех экономических и технических проблем Нюрнбергского процесса, но и перевод на четыре языка: английский, немецкий, русский и французский».

Когда выяснилось, что для перевода на русский язык нужны советские синхронисты, в Москве спешно начались искать переводчиков. К поискам подключился КГБ.

На судебных заседаниях переводчикам предстояло столкнуться с некоторыми трудностями. Многие из них с трудом сдерживали эмоции во время общения с подсудимыми. Например, Рихард Зонненфельдт, переводчик с немецкой стороны, во время устного допроса Германа Геринга не выдержал и заявил:

«Господин Гёринг (Gering по-немецки — «ничтожество», переводчик намеренно исказил фамилию. — RT), когда я перевожу вопросы полковника на немецкий и ваши ответы на английский, прошу вас молчать до тех пор, пока я не закончу. Впрочем, если хотите отвечать на вопросы без участия переводчика, так и скажите. Я буду только слушать и поправлять вас». 

День казни

 Суд оправдал только трех немцев — Ганса Фриче, Франца фон Папена и Ялмара Шахта (впрочем, вскоре все они были осуждены комиссией по денацификации). Остальные деятели Третьего рейха были приговорены или к смертной казни через повешение, или к тюремному заключению. Советские же обвинители возмущались оправданием трех нацистов и пытались убедить коллег заменить пожизненное заключение Рудольфа Гесса, заместителя Гитлера по руководству нацистской партией, на смертную казнь.

Спустя две недели после вынесения приговора нацистским преступникам в ночь с 15 на 16 октября он был приведён в исполнение. К повешению приговорили высшее военное руководство и министров Третьего рейха, а также главных идеологов нацизма.

В начале октября 1946 года Геринг, Кейтель и Йодль подали прошение о замене повешения расстрелом. Они полагали, что фельдмаршалы должны прощаться с жизнью именно так. После того как контрольный совет по организации казни отклонил их ходатайства, Герман Геринг 15 октября 1946 принял яд, чтобы избежать позора. До сих пор для историков остаётся загадкой, как ему удалось достать капсулы с ядом и почему их не обнаружили охранники. В своём последнем письме жене Геринг признавался:

«Я всегда имел при себе капсулу с ядом — с того самого момента, когда меня взяли под арест. Когда меня привезли в Мондорф (Германа Геринга держали в отеле «Палас» в Мондорфе, небольшом городке в Люксембурге. — RT), я имел три капсулы. Первую я оставил в одежде так, чтобы её нашли при обыске. Вторую я клал под вешалкой, когда раздевался, и забирал, одеваясь. Я делал это и в Мондорфе, и здесь, в камере, так удачно, что, несмотря на частые и тщательные обыски, её не нашли».

Охране действительно не удалось найти у Германа Геринга капсулы с ядом, которые он прятал у себя в сапогах, а также в банке с кремом для кожи.

Спустя полтора часа после самоубийства, в районе часа ночи приговор о смертной казни через повешение был приведён в исполнение. Корреспондент газеты «Правда» Виктор Темин подробно описал место казни. Он отметил, что там было три виселицы, выкрашенные в тёмно-зелёный цвет. На эшафот, основание которого было закрыто брезентом, вели 33 ступени. Под каждой виселицей находился люк с двумя створками, которые открывались с помощью нажатия рычага. По замыслу организаторов казни, подсудимые должны были падать в отверстие на глубину 2 метра 65 сантиметров.  У каждой виселицы лежали чёрные колпаки, которые натягивали на головы осуждённым в последний момент перед обрывом верёвки.

Американский сержант Джон Вуд и его помощник, военный полицейский Джозеф Мальта, привели приговор в исполнение. Впоследствии они признались, что просчитались с длиной канатов, на которых вешали преступников. Именно по этой причине некоторые приговорённые мучились, прежде чем наступила смерть. Вот как описывает казнь советский писатель Борис Полевой, который присутствовал при исполнении приговора:

«Идя на виселицу, большая часть из них сохраняли присутствие духа. Некоторые вели себя вызывающе, другие смирились со своей судьбой, но были и такие, которые взывали к Божьей милости. Все, кроме Розенберга, сделали в последнюю минуту короткие заявления. И только Юлиус Штрайхер упомянул Гитлера. Вешали по одному, но чтобы скорее закончить, очередного нациста вводили в зал тогда, когда предыдущий ещё болтался на виселице».

Борис Полевой обратил внимание на то, как вешали подсудимых. 

«Приговорённые поднимались по 13 деревянным ступенькам к платформе высотой 8 футов. Верёвки свешивались с балок, поддерживаемых двумя столбами. Повешенный падал во внутренность виселицы, дно которой с одной стороны было завешено тёмными шторами, а с трёх сторон было заставлено деревом, чтобы никто не видел предсмертные муки повешенных».

Каждый из нацистов имел право произнести заключительное слово. После казни Артура Зейса-Инкварта, который был последним в очереди, в зал внесли тело Геринга и символично уложили его под виселицу. Это было сделано для того, чтобы журналисты и все присутствующие на казни убедились в его смерти.

После того как нацистские преступники были повешены, их тела отправили на кремацию в Мюнхен, а затем развеяли прах над рекой Изар, хотя изначально планировалось доставить их для сожжения в концлагерь Дахау.

Писатель Генрих Гротов, присутствовавший во время осмотра тел повешенных, вспоминал:

«Представители всех союзных держав осмотрели тела и расписались на свидетельствах о смерти. Были сделаны фотоснимки каждого тела, одетого и обнажённого. Потом каждый труп завернули в матрац вместе с последней одеждой, которая на нём была, и верёвкой, на которой он был повешен, и положили в гроб. Все гробы были опечатаны».  

В районе четырёх часов утра в день казни гробы с трупами погрузили в машины и повезли по направлению к Мюнхену. Грузовики сопровождал военный эскорт, представленный американскими и французскими военными.  

За 10 месяцев судебного процесса нацистам были предъявлены обвинения по нескольким статьям. Сторонники Гитлера имели право их обжаловать, объяснить мотивацию своих поступков или согласиться с вынесенными обвинениями. Нацисты по-разному реагировали на предъявленные доказательства вины. В своих последних речах во время судебного процесса каждый из них обозначил свою окончательную позицию: большинство так и не признали вины и не раскаялись в содеянном. 

Нюрнбергский процесс, считающийся одним из самых значимых событий мировой истории XX века, не раз критиковался по ряду причин.

Например, юристы высказывались, что неверно было вести судопроизводство от лица потерпевшей стороны. Кроме того, обвинителей можно было судить так же, как и обвиняемых: например, за атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки  к Америке легко применить пункт «Преступление против человечности». Во время Нюрнбергского процесса же о боевом применении ядерного оружия вооруженными силами США упомянуто не было.

0_c9873_c1b4b6c8_xxl

Здание Дворца Юстиции, где проходил Нюрнбергский процесс.

0_c9874_c6573dd8_xxl

Советский караул у здания трибунала во время работы Нюрнбергского процесса.

0_c9876_9650e88c_xxl

Общий вид зала заседаний Международного военного трибунала во Дворце юстиции, где проходил Нюрнбергский процесс.

0_c993f_aa7bf6bd_xxl

 Вид на скамью подсудимых Нюрнбергского процесса.

В первом ряду на скамье подсудимых: Геринг, Гесс, фон Риббентроп, Кейтель, Розенберг, Франк, Фрик, Штрайхер, Функ, Шахт. Во втором ряду — Дениц, Редер, фон Ширах, Заукель, Йодль, фон Папен, Зейсс-Ингварт, Шпеер, фон Нойрат, Фриче.

0_c987c_809e516f_xxl

Главный обвинитель от СССР на Нюрнбергском процессе Руденко Р.А. выступает на заседании суда.

0_c9888_b2b67f03_xxl

Геринг и Гесс на скамье подсудимых на Нюрнбергском процессе.

0_c988c_9f57d8f0_xxl

Допрос подсудимого В.Кейтеля на Нюрнбергском процессе.

0_c988d_c1dcff5_xxl

Допрос Ф.Паулюса на Нюрнбергском процессе.

0_c9890_9569cc0e_xxl

Личный фотограф А.Гитлера Г.Гофман разъясняет содержание своих фотографий представителям советского и американского обвинения на Нюрнбергском процессе.

0_c9895_55da1fcc_xxl

Сторона обвинения рассматривает доказательства преступлений.

0_c989a_3f53b5ca_xxl

Геринг, похудевший во время процесса на 20 килограмм со своим защитником.

0_c9929_3e8a8f9c_xxl

Я. Шахт, Ф. фон Папен и Г. Фриче с полковником армии США Б. Эндрусом во время Нюрнбергского процесса.
Все трое — Г. Фриче, Я. Шахт и Ф. фон Папен — были единственными, кто были оправданы на Нюрнбергском процессе. Впоследствии все они были приговорены к различным срокам заключения на процессах по денацификации.

0_c9938_980f762e_xxl

Герман Геринг за обедом во время Нюрнбергского процесса.

0_c9940_93b49cd7_xxl

Американские операторы устройства синхронного перевода в зале суда во время Нюрнбергского процесса.

0_c98ad_585f139d_xxl

Комплекс зданий тюрьмы в Нюрнберг.

0_c98ae_52d1a0ac_xxl

Внутренний вид одиночной камеры, где содержались главные немецкие военные преступники.

0_c98b0_eda37bf0_xxl

Освещение камер главных немецких военных преступников в тюрьме в Нюрнберге.

0_c98b1_eb3f7cb5_xxl

Обеденный рацион подсудимых Нюрнбергского процесса.

0_c9934_1b879f81_xxl

Охранники тюрьмы Нюрнберга идут по коридору.

0_c9937_c31f079f_xxl

Американский мастер-сержант Джон Вудз (John Clarence Woods, 1911 – 1950) готовит петлю для приговоренного на Нюрнбергском процессе.

0_c98b5_8b9134b9_xxl

Труп приговоренного Международным трибуналом в Нюрнберге к смертной казни рейхсмаршала Германа Геринга,

покончившего жизнь самоубийством за 2 часа до казни. 16 октября 1946 г.

0_c9927_a3db29e3_xxl

0_c992a_90a8ac91_xxl

0_c9939_76189865_xxl

0_c993a_b375ddbf_xxl

0_c993b_becb43f2_xxl

 

Приговор привели в исполнение 16 октября 1946 года.

Источник https://www.gazeta.ru/science/2015/11/20_a_7903193.shtml

Комментарии

Сходное

Отважная женщина — Аня Нидрингаус

4 апреля  2014г. в  Афганистане была убита одна из самых знаменитых фотокорреспондентов в мире, Аня Нидрингаус. Журналистку убил мужчина, переодетый в полицейскую форму. Также была ранена ее колегга К...

«Я убил их в затылок, это правда»

  Иван Бубенчик. Первыми убитыми 20 февраля 2014 года, в день расстрела протестующих на Институтской, были не активисты Майдана, а бойцы «Беркута». Львовянин Иван Бубенчик утверждает, что они погибли...

Расстрел на блокпосту

Батальон Донбасс понес потери, на блокпосту был расстрелян автобус в котором находились бойцы этого подразделения.   https://www.youtube.com/watch?v=TFwb1auve5Y  ...
© 2014 Блог о ВОЙНЕ. Все права защищены.