,,

…Зло войны и благо мира до такой степени известны людям, что с тех пор, как мы знаем людей, самым лучшим пожеланием было приветствие «мир вам».

Толстой Л. Н.

Поиск

Корюковка: забытая трагедия.

Символом зверств нацистов на оккупированной территории СССР советская пропаганда сделала белорусскую Хатынь. Уничтожение около 7 тысяч украинцев в Корюковке на Черниговщине по каким то причинам не получило огласки.

1377 сел вместе с жителями сожгли гитлеровцы на Украине. Трагедия в полесском городке Корюковка была самой масштабной и кровавой не только на территории Советского Союза, но и всей Европы. Это произошло 1-2 марта 1943 года.

…Рано утром карательный отряд окружил Корюковку и эсэсовцы начали прочесывать дома. Людей, группами по 50-100 человек, загоняли в большие помещения и безжалостно расстреливали. Уничтожив абсолютно всех жителей, каратели сожгли населенный пункт дотла: в огне сгорело 1390 дворов, виднелись лишь стены десятка кирпичных домов.

В течение двух дней, 1-2 марта 1943 года, невинно сложили головы более 7 тысяч жителей. Как рассказывают свидетели, 9 марта гитлеровцы еще раз возвращались на пепелище для окончательной «зачистки».

Вот как описывает уничтожение села доктор исторических наук Дмитрий Веденеев:
«Утром 1 марта 1943 года по приказу генерала Хойзенберга карательный отряд немцев и украинских шуцманов (вспомогательной полиции) окружил деревню. Под предлогом проверки документов людей сгоняли в помещение ресторана, земотдела, театра, клуба, поликлиники, детской консультации, двух школ, на церковное подворье.

Партиями по 50-100 человек жертв расстреливали, невзирая на пол и возраст. 2 марта забитые трупами дома (только в ресторане более 500 тел) начали поджигать.  Убийства продолжались.

«Моя маленькая дочь лежала у меня на груди, когда в нас начали стрелять в ресторане. Загоняли здесь как скот на бойню … Фашист попал мне в глаз… и я больше ничего не помню. Трое моих детишек были убиты. Даже похоронить их не пришлось… сожгли их проклятые палачи», — вспоминал Евгений Рымарь.

Каратели прочесывали село, хватали людей и заживо бросали в горящие дома. Вера Сильченко, которая спряталась в стоге сена, видела, как нелюди бросили в огонь ее мать, сестру и невестку. Одновременно большие группы людей косили из пулеметов во дворе церкви, на колхозном дворе, в свинарнике. К концу дня 2 марта Корюковка почти полностью сгорела.

Уцелевшие корюковцы скрылись или бежали в лес; часть из них через несколько дней вернулись, в основном пожилые люди. Но 9 марта каратели снова появились. Стариков выгнали из домов, завели в сарай, облили керосином и сожгли. Людей затолкали на заводе в печь для обжига кирпича и подожгли…

Как показало расследование и экспертизы областной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в Корюковке, за два дня оккупанты и их помощники-полицаи зверски уничтожили не менее 6700 человек (5612 тел остались неопознанными).

Судмедэксперты установили, что смерть была причинена «путем расстрела из автомата, расстрела из станкового пулемета, физического насилия тупым оружием с раздроблением костей черепа и позвоночного столба в шейной области… сжиганием живых людей — мужчин, женщин и детей». Из 1300 зданий уцелело десять.

Карательную акцию спровоцировали советские партизаны из соединения А. Федорова, которые в ночь на 27 февраля напали на оккупационный гарнизон города. Планировалось освободить из тюрьмы заложников, среди которых была семья командира партизанского взвода, бывшего председателя колхоза Ф. Ступака. Это он попросил Н. Попудренко организовать ночную спецоперацию, которая обернулась трагедией для тысяч корюковцев.

Пытаясь первым открыть дверь застенка, Ф. Ступак напоролся на вражескую пулю и погиб. Обоих его сыновей удалось спасти; впоследствии их отправили самолетом в Москву. Жену Ф. Ступака нацисты расстреляли накануне.

Подразделения Красной армии вступили в Корюковку через две недели, 19 марта, однако встречать освободителей с цветами уже было некому.

Незадолго до расправы в Корюковке, в феврале, нацисты сожгли соседние села Гуту Студенецкую, Тихоновичи, часть Перелюбов. Именно тогда партизанское соединение А. Федорова вернулось с Брянщины и начало сбор продовольствия в окрестных селах, совершив несколько мелких акций против оккупантов.

Ответственность за действия партизан и подпольщиков нацисты возлагали на гражданское население, массово уничтожая его. Согласно выводам Нюрнбергского процесса карательные операции немцев квалифицируются как военные преступления.

Черниговские историки С. Павленко и С. Бутко считают, что партизаны могли спасти хотя бы часть жителей Корюковки от смерти, однако не сделали этого.

Согласно официальным данным, в начале 1943 года соединения первого секретаря Черниговского обкома КП(б), Героя Советского Союза А. Федорова насчитывало 12 отрядов общей численностью 5,5 тысяч бойцов, большинство из них базировалась неподалеку Корюковки, в соседних селах. По расчетам историков, количество гитлеровцев, командированных на «акцию возмездия», составляло примерно 300-500 человек. «Не было команды. Мы только наблюдали», — говорил после войны один из партизан.

Странно: многочисленные приказы высшего военного руководства ориентировали партизан на совершение диверсий и уничтожение живой силы противника, однако нет ни одного документа, где указывалось бы на необходимость защищать мирное население. Можно только догадываться, что, провоцируя гитлеровцев на массовые расправы, партизаны действительно выполняли директиву Москвы: «Поднимать украинский народ на борьбу против оккупантов».

Гитлер, со своей стороны, считал, что партизанская война позволяет выявлять «нежелательные элементы», которые следует уничтожить. Согласно планам рейхсфюрера СС Гиммлера, количество славянского населения должно было уменьшиться до 30 миллионов.

Самого А. Федорова теми трагическими днями в Корюковке не было, он прилетит из Москвы в ночь на 5 марта. В мемуарах командира находим упоминание о тех событиях: «Рассказали друзья и о выдающихся боевых операциях, проведенных в наше отсутствие. Интересным и удачным был налет на Корюковский гарнизон. Не забыли наши партизаны этот городок».

Вот так! И ни слова о трагедии с 7-ю тысячами смертей, будто ее и не было.

«Ни одна карательная операция гитлеровцев не прерывалась партизанами, так как было выгодно, чтобы происходило больше зверств со стороны немцев, — говорит представитель Украинского института национальной памяти в Черниговской области Сергей Бутко. ​​- Все знали, что немецкие оккупанты за каждого убитого солдата расстреливают до 100 человек, и этому приказу они неотступно следовали. А подпольщики и партизаны, убив немца, даже не прикапывали труп.

Такое часто случалось прямо в населенных пунктах, после чего немцы тут же расстреливали мирных людей, село сжигали. Населению нужно было доказать, что Голодомор 1932-1933 годов, расстрелы 1930-х — это так себе, а немецкий режим гораздо страшнее. Он был страшен, но совершенно равнозначен большевистскому режиму».

После событий в Корюковке партизанское соединение А. Федорова по приказу НКВД, которому подчинялось, отправилось на Волынь, где  федоровцы осуществили ряд диверсий, в том числе и в населенных пунктах. Из-за провала дальнейших боевых операций против отделов УПА партизан впоследствии присоединили к наступавшей регулярной армии.

«В тылу немецких войск уничтожать и сжигать дотла все населенные пункты … Использовать для этого авиацию, артиллерию, минометный огонь, команды разведчиков, лыжников, партизанские диверсионные группы», — говорилось в секретном приказе Ставки Верховного Главнокомандования.

Именно поэтому киевский подпольщик-энкаведист И. Кудря уничтожил переполненный пассажирами трамвай, а известная всем со школьной скамьи комсомолка Зоя Космодемьянская поджигала крестьянские избы в Подмосковье. Много мирного народа уничтожили немецкие оккупанты, отвечая на террористические акты легендарного агента НКВД в Западной Украине М. Кузнецова.

Сейчас о Корюковской трагедии напоминает Парк памяти, где установлены каменные знаки с названиями сел района, стертыми гитлеровцами с лица земли.Торжественные мероприятия проходят преимущественно на районном уровне — высшее руководство государства ни разу не наведывалось в Корюковку.
В советское время местные жители зря ходатайствовали перед властями о должном увековечивании памяти погибших земляков. В 1980-х годах даже сами начали собирать средства на мемориал, однако доброе дело завершить не удалось: помешала Чернобыльская катастрофа.Нынешний мемориал в Корюковке

Юрий Поташний, опубликовано в издании «Iсторична правда»

Комментарии

Сходное

История про одного советского летчика

История советского летчика. Герой Советского Союза майор Яков Иванович Антонов 25 августа 1942 года Антонов, выполняя задание по прикрытию штурмовки немецкого аэродрома под Моздоком, был сбит. По с...

Девушки в Цахале или самая красивая армия

Девушки в Цахале. Добро пожаловать в самую красивую армию мира!                  ...

Как надо работать с пленными

Армейское пособие: "как надо работать с пленными" В ходе проведения различных операций захватываются пленные. Своевременно и правильно проведенный допрос пленных является хорошим источником получения...
© 2014 Блог о ВОЙНЕ. Все права защищены.